?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Блин, сегодня весь день бьюсь от злости. Далее ламентации в трёх частях.
Часть первая
О середине прошлого месяца, точнее сказать, 14 июня, кто-то где-то подсунул мне на сдачу разорванную пополам и аккуратно склеенную сторублёвку. Я б этого и не заметил, но при попытке расплатиться этой сторублёвкой в сбербанке кассирша замялась и спросила, нет ли другой купюры, потому как эта порвана и её надо сдавать контролёру. Решил поступить законопослушно, паспорт был с собой, очереди не было... В общем, чёрт дёрнул.
Контролёр долго вертела эту бумажку, разглядывала её в свой кассирский бинокль, светила ультрафиолетом, после чего известила, что надо отправлять деньги на экспертизу, хотя на её взгляд никаких проблем не будет. И застыла в ожидании. Будете сдавать? (Потом уже я понял, что она давала мне последний шанс нажать Cancel и подсунуть эти деньги где-нибудь кому-нибудь, чтобы избавиться от проблемы.) Ну да, буду.
После этого пятнадцать минут распечатывались и подписывались какие-то немыслимые бумаги типа «Акт о передаче на экспертизу денежных знаков с явными признаками подделки». В общем, сто рублей у меня изъяли и велели время от времени наведываться, когда вернётся заключение эксперта. Обычно, сказали, это занимает месяц, но вдруг повезёт...
Как раз сегодня перед обедом решил зайти — благо, эта сберкасса через дорогу от конторы. Нет, эксперты продолжают растворять мои сто рублей в кислотах и травить их ядами, ответа пока нет.
Этого ответа пришлось ждать двадцать минут. У контролёра что-то приключилось с компом. У них там теперь строгости, при регистрации в системе пользователь должен подтвердить свою личность прикладыванием «таблетки». Вот в этот момент компьютер выдавал им табличку «ждите ответа» с градусником и замирал.
По такому радостному случаю в кабинке контролёра собрался весь наличный состав сберкассы и вся королевская конница — и кассир, и второй контролёр. Все радостно давили на эскейп, что-то там стучали на клавиатуре, прикладывали по очереди свои таблетки и на раздражители в виде посетителей внимания не обращали.
В две минуты третьего (у них там обед с двух до трёх) от сложной операции по переводу денег за границу от гражданки с иностранным паспортом и миграционной карты освободилась валютная операционистка, она же вроде как второй контролёр. Я от безнадёги сунулся к ней — мол, не посмотрите ли, не пришёл ли ответ. «Посмотрю, — ответили мне, — но если ответ пришёл, то всё остальное после обеда». Ну, что делать.
Дама на пару секунд отлучилась и вернулась с вполне себе канцелярской тетрадкой типа регистрации входящих писем. Некоторое время искала, где в моём экземпляре акта об изъятии написан номинал купюры, и стала искать результат по числу 100 (благо, у них сумма в отдельной колоночке пишется в этой тетрадке). Не нашла. Компьютер в этой операции не понадобился. Контролёр могла проделать то же самое, на минуту оторвавшись от увлекательных прыжков вокруг компьютера, который всё равно на все её ужимки отвечал льдом.